Долгожданное счастье мое

Долгожданное счастье мое

Я бесконечно счастливая женщина – у меня есть сын. Большой такой начинающийся подросток одиннадцати лет, в меру капризный, в меру врун и лентяй. Мы часто спорим, даже ругаемся, я сержусь, бывало, даже ремень брала. Но я точно знаю, что он мое счастье, и он меня любит. Мы прощаем друг друга после обид, вместе нам не бывает скучно, он душевно мне созвучен…

Но это уже другая история, а рассказ мой об ожидании ребенка, страстном желании его иметь, доходящем до отчаяния. Детей я хотела всегда. Однажды в детстве мама привела меня в гости к соседям, у которых «ни котенка, ни ребенка». Было мне лет 5, но уже тогда я все спрашивала маму: как они живут без детей, как вообще можно без них жить? Бездетные чистота и порядок показались мне мрачными и безжизненными. Я очень жалела ту женщину…

Замуж я вышла только в 24 года, когда поняла, что принцев вокруг нет, а детей я хотела больше, чем принца. Красоту юности и здоровье надо было успеть реализовать в своих целях. Муж меня любил, казалось, мечта близко: вот-вот мой дом наполнится криками «Мама!» и счастье останется со мной всегда. Не тут-то было. Год-другой живу в браке, официальном, даже венчанном, как положено, а детей все нет. Я к врачам. Они «в браке больше года – первичное бесплодие». Почему!? Что делать!? «Не знаем, надо обследоваться, лечиться». Как полагается, сдаю миллион анализов – все в норме. Что бы полечить? «Попейте гормоны», — советуют. «Зачем? — наслышана, что действие гормонов может быть непредсказуемым. — Уж лучше я сама как-нибудь».

Как-нибудь были психологи, нетрадиционная медицина, через несколько лет дошла до гадалок, шаманов, астрологов. Отчаяние охватывало и тянуло меня в свою черную бездну. Слезы при виде детей подруг скрывала, но все меньше стала встречаться с семейными, а у них детки уже пошли в школу. Я работала учителем, но и с работы ушла. Не могла видеть чужих детей, боль и обида на всю вселенную подкатывали к горлу. Останавливало от самоубийства лишь православное убеждение, что это самый страшный грех, который уже никто не отмолит за меня. Эгоизм изредка сменялся смирением и молитвой в храме, опять же со слезами и соплями. Бессилие перед тайной зарождения жизни во мне порой становилось невыносимо…Мысль о детях из детдомов, конечно, приходила, но я понимала, что чужие дети не отменят желания иметь своего ребенка, и боялась сделать несчастными невинных младенцев.

Я металась, душа не знала отдыха. Приближалось мое 35-летие. После ухода из школы нашла работу в музее. Новое дело о развитии золотопромышленности в Сибири увлекло. Не сказать, что я избавилась от своей гиены огненной в душе, но несколько переключилась. В командировке в Бодайбо было интересно, я привезла много материала в музейный архив. На день рождения пришли друзья с детьми, было шумно и весело. А на другой день я перестала спать. Ложилась, закрывала глаза, впадала в дрему, но все слышала, чувствовала, от каждого шороха вздрагивала. Жаловалась мужу, он говорил, что надо отдохнуть, переутомилась. Вскоре потянуло внизу живота. Надо сказать, что к тому моменту у меня была большая миома, и врачи, беспокоясь за ее рост, настоятельно предлагали удалить матку. На осмотре участковый гинеколог сомневалась: «Или некроз тканей, или беременность?»

Вполне уверенная, что у меня некроз, приехала в больницу. Врач буднично так констатировал: «Беременность, третья неделя», а я вознеслась на небеса!…Никакой финансовый и деловой успех не может принести женщине столько счастья, как рождение сына. Попробуйте, если не верите.

Автор статьи: Савченко Марина

comments powered by HyperComments